20:19 

И рыдает матерь божья
От Керчи до Запорожья
От Донецка и до Львова
Та не видела такого

Чтобы кровь текла рекою
Чтоб недрогнувшей рукою
Резал сын отца родного
Та не видела такого

Чтобы солнце прело кровью
У солдата в изголовье
Чтоб большие, злые танки
Разлетались как баранки

Чтобы все уже забыли
Кем они когда- то были
Чтобы щурились при свете
Чтобы горем пахли дети

Все забыли про спасение
Рождество и Воскресение
Ради мнительной Отчизны
Смерть предпочитая жизни

Надо бы остановиться
На коленях помолиться
Не за павшего героя
За ушедшего из строя.

01:40 

Ничего не пишу. Не пишется
Оказавшись опять в строю
Утром сплю, днем качаю мышцы
По ночам беспробудно пью

Что, конечно, вредно.. без разницы
Ни к чему теперь индивид
Моя Родина, ох, проказница
Мир не так еще удивит.

00:34 

Я будто бы переселился в мир теней. Раньше меня видели, слышали, было зелено и весело, интернет сообщество мерцало разнообразными веселыми красками. Теперь как будто плеснули серым.Даже если появляется что- то веселое это выглядит неуместно и диковато. Только и слышно..... теперь я брожу здесь как по пустым залам старинного дворца. Никто не видит меня, никто не слышит, свет не проникает сквозь толщу стен. Лишь ветер разносит обрыаки того, что вчера еще было так привлекательно и вычурно.

03:28 

Скачут адовы посланники
На конях вороней масти
Зачарованные странники
Огнедышащие пасти

О, как глаз они не радуют
Эти вороные крупы
И стальные птицы падают
И по странам бродят трупы

Горе грязью подноготною
Раскатилось поневоле
То ли это гниль болотная
То ли трупный запах с поля

Где трава была пострижена
Там колючка да репейник
Где вчера стояла хижина
Головешки, муравейник

У братишек раны рваные
По церквам бабульки плачут
Скачут, скачут окаянные
Скачут, скачут, скачут, скачут.

00:17 

Если вернуться к истокам конфликта, а понимание его надо искать именно в истоках, то выглядит все очень просто. Есть Донецкая ОПГ и Днепропетровская ОПГ. Две самые мощные организованные преступные группы Украины. Непримиримая вражда между ними была уже давно, и на стреки ездили, и в раде дрались. Донецкие побежали на восток за "крышей" Днепропетровские на запад, соответственно. Противостояние этих групп нарастало с каждым годом. В конце концов к власти пришел беспредельный Янук. Он должен был одолеть Днепропетровских разоряя их, лишая финансового фкндамента,что он и начал делать. Но мужик оказался мелочным, не сказать чтобы семи пядей во лбу, поэтому стал грабить всех поряд на всякий случай. Кое- где уже и своих даже. Ну, потом случились известные события. Донецкие разбежались кто куда. Днепропетровских же гложит, во первых, чувство мести, а во вторых желание растоптать этих донецких гнид на веки вечные. Именно этим вызвана то упорство и та жестокость с которой весь этот юго- восток подавляется. Ведь когда у власти бандиты и методы у этой власти бандитские. Крымская ОПГ решила что это не их война и сдриснула в Россию от греха. Львовские попытались было сунуть свинное рыло в Калашный ряд, но их быстро приземлили, хотя они ведь знаете за что сражались? Чтобы им бусики разрешили переделывать. Им разрешили. Пока. Поэтому украинские патриоты, сторонники Евромайдана, на самом деле лишь поклонники Днепропетровской Организованной Преступной Группы, которая по своей сути НИЧЕМ не отличается от Донецкой. Ни к какой свободе и европейским ценностям все это не ведет. Единственная цель Днепропетровских это замочить донецких. Ни о будущем Украины, ни о зиме, ни о гибнущих солдатах, ни о мирных жителях там нет речи в принципе.
И еще один вопрос у меня: Зачем Украине нужна Европа я понимаю. Отсутствие виз, европейские ценности, будущее для детей, дешевые автомобили. Зачем Украине Россия понимаю : исторические связи, транзит газа, ВПК. Зачем России Украина понимаю. исторические связи, транзит газа, ВПК. А зачем Европе Украина? А?

14:00 

Муссон крепчал, волна меня качала
Несло на камни, я рулил на мель
Она с косой стояла у причала
И я в тоске подумал: не ко мне ль?

Вот я тут бьюсь, а может быть напрасно
Кручу штурвал и ставлю паруса
Она стояла вовсе не прекрасна
Но это ладно... если б не коса

А если взять на пару румбов влево
То может быть еще себя спасу
Как верный шут на злую королеву
Гляжу то на нее, то на косу

А океан тоскует и грохочет
Как календарь по вырванным листкам
Она свою косу об камень точит
И, нервничая, ходит по мосткам

И тут же волны, закружившись в стае
На пирс влетели. Старая в волне
Ее "колбасит", бьет башкой об сваи
Ну, слава богу, вроде не ко мне.

13:58 

Жил- был мальчик. Обычный, каких сотни, тысячи, а может даже и больше. Он кушал, ходил гулять, учил буквы, в общем он был. У него, как у любого обычного мальчика, была любимая игрушка: большой блестящий солдатик. Обычный солдатик, может чуть больше остальных. Мальчик часто с ним играл, носил в кармане и даже советовался когда у него возникали обычные мальчишеские проблемы: есть ли кашу, слушаться ли бабушку, укусить ли зубного врача… Этот солдатик, конечно же, всегда был самым главным среди других солдатиков и был так храбр, что мог один полностью разгромить укрепления отчаянно сопротивлявшегося противника, ловко прыгнув из одного конца комнаты в другой. А еще можно было поставить солдатика на стол и пристально смотреть ему в лицо. Через какое- то время, минуту, или две, кто знает, солдатик как будто начинал улыбаться, или злиться, в зависимости от ситуации. Если мальчик спрашивал солдатика не пора ли пойти поиграть, солдатик радостно улыбался, а если спрашивал почему солдатик не помыл посуду, то солдатик выглядел крайне расстроенным.
Однажды теплым солнечным утром, когда зеленые листья огромных деревьев терлись об балкон, а в большом окне видна была одиноко и неторопливо летящая по комнате снизу вверх пылинка, мальчик сидел возле дивана в гостинной и играл в солдатика. В окне мелькнула большая тень и захлопали крылья. Мальчик посмотрел в окно и очень удивился: на окне сидела большая потрепанная ворона.
- Каррр - сказала ворона.
-Здрррравствуй.
-Здравствуйте. - ответил мальчик
- Восемь маленьких воррронят ждут в гнезде. Я очень- очень устала. Я коррррмлю их с утррррра до вечерррра.
Ворона ходила по полу рядом с мальчиком и было внимательно рассматривала его то левым, то правым глазом.
- Но им мало еды!!! Они хотят игррррать. И ничего то у меня нет. Ни колечка, ни ложки серебряной.
И ворона поправила перо.
- Скажи, нет ли у тебя чего- нибудб такого... блестящего... ? ты же знаешь как мы, ворррроны любим блестящее.
Мальчик был поражен. Ведь это был обычный мальчик. А, согласитесь, в жизни обычных мальчиков редко встречаются говорящие вороны. Он был напуган, но больше всего ему было жалко ворону. Мальчик огляделся кругом. Ничего блестящего кругом, как на зло не было, лишь в руке отчаянно блестел его любимый солдатик. Мальчик молча протянул руку.
Он ожидал, что ворона сейчас скажет ему: "Ах, ну что вы, это же ваш любимый солдатик, я не могу взять такое сокровище, но я ценю выше благоррррродство", но ворона молча подошла, зловеще сверкнула на мальчика левым глазом, взяла солдатика, взлетела на окно и, зловеще сверкнув теперь уже правым глазом и пробормотав непонятное слово "Меррррси" вылетела вон.
Мальчик заплакал. Он плакал сперва тихо, но потом рыдания прорвались наружу, напугав взрослых, которые в неведении пили чай с яблочным пирогом на кухне. Ни мама, ни бабушка, как ни старались до не могли понять что же произошло, а ничего кроме очередных рыданий добиться от мальчика они не могли. Но все плохое заканчивается, надо только подождать. Проходит боль в расшибленном колене, обида от размолвки с другом...
Прошло несколько лет. Мальчик стал уже юношей. Он никому не рассказал о том случае, но не забыл про него и, идя по улице часто думал- а вдруг, вот здесь, вот сейчас он увидит на земле своего любимого солдатика. Тогда бы уж он ни за что и никогда и никому его не отдал бы..
Однажды юноша лег спать позже обычного.

20:33 

Когда стучат автоматы и гибнут люди
Довольно глупо писать, что тебе одиноко
Что напрочь вкус потерял твой яблочный штрудель
И комната больше не делится на квадратные метры

Когда врываются в жизнь удары орудий
И Кант с Шопенгауэром сводятся к "Око за око"
Смешно оттого, что у вас потерялся пудель
Или, допустим, шею надуло ветром.

Музы молкнут при виде батальной сцены
И трупный запах не дружен с игрой словами
И я молчу, и складываются стены
Над чьими -то очень буйными головами

14:31 

Когда воюешь с ветряными мельницами, людей, встающих на пути, просто не замечаешь. Они отлетают как щепки.

16:30 

Такие одолев глубины
Что там уже не до игры
Я, что, посредством кокаина
Зря, что ли, изучал миры?

И уставая от затрещин
В крови, с надорванной губой
Я падал зря в объятия женщин
Шепнув, что у меня запой?

Зачем я изучал структуру
Вскрывая вены на ногах
Выискивая пулю- дуру
Застрявшую в моих мозгах?

Преодолев такие муки
Как боль, похмелье и туман
Зачем я вешался от скуки
Поскольку все сплошной обман?

Увы, но больше нет сомнений
В соображении больном
Что я в поэзии не гений
Как, в общем то, и в остальном.

23:11 

Развалины накрыла тишина
И в прорезях бойниц резвится ветер
Вы спросите, никто вам не ответит
Куда девалась целая стена

В остатках фресок схематичный конь
Как части пазла древнего секрета
Вот круглые остатки минарета
Оплавленные камни: был огонь

И камень с камнем тихо говорит
О новостях, что все же очень странно
Что так не по уму дралась охрана
И город взял безвестный теймурид

Кто мог бежать давно уже бежит
Кто драться мог, тот, безусловно, бьется
И кровь из страшных ран на землю льется
И кто не встал, тот неживой лежит

Там, где теперь все заросло травой
Бросали трупы прямо на повозки
Сведи других весь белый, как в известке
Был шах с усекновенной головой

Не стоило ему перечить льву
Кичливо говоря, что он иранец.
А юных обесчещенных красавиц
Связав, гурьбой погнали на Хиву

Домой собрали целый караван
Сноровисто убив детей и женщин
Решили, что не больше и не меньше
Но путь теперь лежит на Исфахан

И парни повскакали на коней
А город подожгли. Конец фатален
Прошли столетья. Я среди развалин
Ни города, ни шаха, ни парней.

22:09 

Я должен, наверное, как поэт
С гражданской позицией определиться
Дайте веревку и пистолет
Чтобы повеситься, а потом застрелиться

В дырках на теле, в разбитых лбах
То тут, то там проступает нация
ДедЫ ворочаются в гробах
Но их поминать уже агитация

Свободе жизнь никогда не цена
Но вопреки и уму, и времени
эНКаВэДэшники, Галичина
Встают живыми из страшной темени

Народ, народ, а что же народ?
Под водку драки, нервные срывы
Я первый лег бы на пулемет
Лишь остальные бы были живы

11:22 

Сколько в мире стало мерзости
Сколько в мире стало гадости
Сколько в мире стало дерзости
Сколько в мире стало алчности

С лицемерием конкретности
В пресвятую наряжается
И посредством интернетности
Эта дрянь преумножается.

01:57 

Хорошо быть поэтом
Неземным дорожить
И махать пистолетом
Поучать их как жить

И не плыть по течению
И купаться в Оби
Хочешь - кушай печенье
Кого хочешь люби

Ходишь, тихо бормочешь
Незаметно под нос
Потихоньку пророчишь
Чтоб скорее сбылось

Невзирая на моду
Хаять даже Его
Пишешь славную оду
Сильным мира сего

Хорошо быть поэтом
Раз плохой человек
Он единым куплетом
Опозорен навек

Бога видеть в батонах
Водку пить как большой
Козыряя в притонах
Своей тонкой душой

10:01 

Я изменил событий череду
Играя со словами в чехарду

14:01 

Олимпийское движение пора закрывать. Олимпиада стало словом ругательным. Это уже не праздник спорта, а змеиный клубок из гадостей, мерзостей, грязи, оскорблений и т.д. Главные на Олимпиаде теперь не спортсмены, не зрители, а функционеры и брызжущие слюной журналисты. Досужих зрителей интересует не столько спортивная борьба, сколько кто и сколько украл. Надо понимать, что будучи распространителем грязи крайне сложно остаться белым и пушистым и в первую очередь, распостроняя подобное, человек расписывается в собственной ничтожности и убожестве.

11:16 

К черту белую зарплату
нафиг серенькие будни
Я за солнышком, к закату
Следую в воздушном судне

Подо мной плывут деревни
И поля необозримы
Здрассте, вычурны и древни
Лондоны, Парижи, Римы.

17:30 

Что происходит? Жизнь проходит
и юность в старость переходит
И врач ко мне все чаще ходит
И все печальнее прогноз
Где край моих переживаний
Полночных мечт,

01:53 

Жаль тебе себя
Да не очень впрочем
Мелочной своей жизнью опорочен
Ниже каблуков ты дрожишь от страху
Трусостью своей ты возводишь плаху

Все живешь, живешь, видя в том причины
А на плахе той воины, мужчины
Не склонив голов, не предавши долга
Тоже, блин, живут, гордо, но недолго

И во взгляде их ярость и презрение
Жаль, ты не поймешь их мировоззрения
Чтобы защитить жизни идеалы
Он полез в петлю, ты под одеяло

00:54 

Ну и снова Здрассте
К вам пришел со страстью
Вы меня отвергли
В среду ли, в четверг ли

Только я не гордый
Сквозь окружность хордой
Через сыр я крысой
В угол биссектрисой

Дневник frederick

главная